Шестьдесят четыре клетки как пространство жизни

Наверное, немногие помнят, а многие даже не знают о передаче Александра Гордона, которая шла по ТВ в начале 2000-х. Ведущий приглашал к себе в гости ученых, с которыми по полночи велись беседы о науке: довольно глубоко и емко обсуждались темы из области философии, физики, космоса, религии, химии… Не все темы были понятны среднестатистическому жителю России, однако программа имела определенный успех среди зрителей. Чем так привлекали людей беседы о неизведанном? Наверное, возможностью почувствовать себя хоть немного причастным к этому миру, миру чего-то большего, чем 33 квадратных метра и шесть соток…

Именно с этой передачей и возникла у меня ассоциация при просмотре спектакля Дмитрия Волкострелова «Розенкранц и Гильденстерн». На сцене – два человека. Наверное, их имена даже не имеют особого значения. Они ведут какие-то свои интеллектуальные беседы… Хотя скорее всего, это интеллектуальный поединок: режиссер помещает нас в тот промежуток времени, когда в СССР проводился важнейший матч между шахматистами Карповым и Каспаровым. Матч длился несколько месяцев и закончился ничьей. Ничем. Все осталось по-прежнему.

Ничего не меняется. Потому совсем неважно, в каком времени живут герои шекспировской трагедии. Сегодня они переместились в 1984-й. В спектакле время подчеркнуто только диалогами: Дмитрий Волкострелов настаивает на том, что его новая постановка – это лишь способ исследовать ушедшую эпоху, ее язык, невозможность человека выбраться из системы. Лукавит. В этом спектакле гораздо больше, как в «Черном квадрате» Малевича: на первый взгляд, просто и лаконично, но за этой лаконичностью кроется целая новая концепция, целый новый взгляд на устройство мира. Герои меняют тему, на экране меняется дата, от философии перешли к энциклопедическим данным, затем – к игре с вопросами, кидаются друг в друга темами и фразами, как при игре в пинг-понг. Обстановка не меняется: темная комната, стол, шахматы, двое. Минимум движения: важны диалоги. А может, не так уж и важны…

Зритель – словно часть спектакля. «Розенкранц и Гильденстерн» показывают на Новой, недавно открывшейся сцене ТЮЗа: камерное лофт-пространство, где слышно каждое движение, улавливается каждая интонация, энергия становится общей. И это способствует объединению зрителей, актеров, игры и реальности. И завершающей нотой этого единения становятся вопросы, появляющиеся в конце спектакля на экране, словно анкета или интервью. Какой сверхспособностью вы хотели бы обладать? Какой исторический персонаж вам симпатичен? Какие цветы вы любите? Что цените в своих друзьях? Вопросы сменяют друг друга быстро. Поэтому ответить можно только честно. И главное – себе.

Спектакль Дмитрия Волкострелова – это не только демонстрация того, что каждый человек заключен в систему, но и возможность открыть микрокосмос внутри себя. Выйти за рамки, не выходя за пределы. Очень хочется вычислить ту формулу, по которой создан спектакль, и доказать, что режиссер – гений.

Автор — Любовь Москвина

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *