Подружиться с Гамлетом

29 мая свою финальную точку поставил XX Международный театральный фестиваль «Радуга». Напоследок зрителей побаловали в высшей степени оригинальным спектаклем «Мой друг Гамлет» (Республика Саха, Академический театр им. П.А. Ойунского, режиссер Сергей Потапов). Постановка, что характерно, выполнена на якутском, но текст Шекспира в переводе Пастернака доставляется зрителям прямиком в уши (до чего техника дошла, ей-Богу!).

Описать этот спектакль, не прибегая к восхищенным восклицаниям, совершенно нереально. Какая там сила, энергия, мощь, самобытность, удивительная органика! По уровню проделанной работы все сделано на столично-отличном уровне (на ум сразу приходит знаменитая фраза из книги Довлатова: «Нет провинции географической, есть провинция духовная»). Не все то золото, что из Москвы/Петербурга, поверьте. У Сергея Потапова получилась удивительно смелая, яркая, (само)ироничная работа.

Вектор здесь резко смещен на Восток, и поэтому Эльсинор напоминает Северную Корею. Клавдий – типичный диктатор из династии всех этих бесконечных и однотипных Кимов, Лаэрт – неуклюжий толстяк из смешных видео или интернет-мемов, карикатурный персонаж современной массовой культуры. Облачившаяся в траур, но не забывшая увенчать прическу фатой, Гертруда спивается на глазах у изумленной публики, Офелия по мере развития своего сумасшествия входит в реальный транс – ни дать ни взять девочка-призрак из знаменитых японских хорроров. Тот самый друг Горацио, он же Брюс Ли в отдельных сценах, – луч неонового света в темном царстве. Гамлет же во всей этой талантливой мешанине из героев и образов – товарищ неоднозначный. В первых сценах напоминает робкого демобилизованного солдатика с чемоданчиком, но в дальнейшем выясняется, что он с одинаковой легкостью и к пыткам неравнодушен, и к раскаянию способен. Кроме того, немного кинематографической атмосферы добавлено в постановку, и в отдельных сценах создается впечатление, что ты что-то из работ Ким Ки Дука заодно посмотрел.

Не отступая от заведенных канонов, Потапов, тем не менее, придумывает свои крайне остроумные правила игры, при которых актерам интересно, а зрителям непривычно. Шаблоны торжественно рвутся, вызывая в зале незамедлительный отклик. Публика оказывается на разных полюсах: за и против, нравится – не нравится, да – нет. Но равнодушных в зале не остается, что можно считать безусловной победой искусства над обыденностью.

А финальная песня в стиле шансон, да еще исполненная на якутском, – килограмм вишни на этом роскошном торте под названием «Мой друг Гамлет». О да, Гамлет, он такой, свой в доску герой. Близкий и понятный каждому, универсальный солдат от мира литературы. Но вот оправдано ли такое панибратство? Хороший вопрос, над которым еще, очевидно, придется поразмыслить.

Смотрела и рассказывала Марина Константинова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *